Криофизика - Молекулярно-кинетическая теория  
  Испарение и
конденсация
Пленочное
кипение
Сверхтекучий
гелий
События и
мероприятия
Библиотека  


Испарение и конденсацияПленочное кипениеСверхтекучий гелийСобытия и мероприятияБиблиотека• История холода• Разделение газовых смесей БольцманиадаХейке Камерлинг-ОннесКриогениус


Бродянский В.М. От твердой воды до жидкого гелия (история холода)

Травля П.Л.Капицы

Принипы П.Л.Капицы вступали в явное противоречие с системой, установленной в стране Сталиным и его окружением. П. Л. Капица хотел слишком многого и в верхнем эшелоне власти (не без помощи "доморощенных злопыхателей") все больше зрела мысль, что пора его остановить.

Это было вполне логично. Все академики сидят тихо и работают, выполняя начальственные предписания, а этот все время шумит, лезет в государственные дела с непрошенными советами, пишет письма "на самый верх"... дали ему даже главк, подчиненный прямо Совету Министров, а он все недоволен...

Кроме общего усложнения ситуации, связанной с необходимостью послевоенного устранения идеологической "крамолы", существенную роль в судьбе Капицы сыграло его противостояние Берии, который был назначен председателем Особого комитета и Технического совета по атомной бомбе. П. Л. Капица, входивший в этот комитет, понимал, как и большинство других его членов, что абсолютно некомпетентный Берия ведет дело далеко не оптимальным образом и мешает физикам и инженерам, затягивает работу , что требует лишних расходов.

П. Л. Капица открыто восстал против Берии. Он написал письмо Сталину с подробным изложением ситуации, предложениями, как ее исправить, и попросил освободить его от работы в Комитете, считая ее в сложившихся условиях бесполезной. Его руководителя он сравнил с неграмотным дирижером. "У тов. Берия основная слабость в том, что дирижер должен не только махать палочкой, но и понимать партитуру. С этим у Берии слабо". Кончалось письмо припиской: "Р.S. Мне хотелось бы, чтобы тов. Берия познакомился с этим письмом, ведь это не донос, а полезная критика. Я сам бы ему все это сказал, да увидеться с ним очень хлопотно".

П. Л. Капица был, пожалуй, единственным человеком в стране, который осмелился открыто так отозваться о Берии. Безнаказанно ему это пройти не могло. Но Сталин, опасаясь, по-видимому, реакции за рубежом (особенно в Англии), велел Берии не арестовывать Капицу; что касается всего остального, относящегося к его работе, то тут запрет уже отменялся. Это было сформулировано Сталиным так: "Я тебе его сниму, но ты его не трогай" [11]. Берия приступил к делу.

Отдельные нападки на Капицу в виде различных доносов как общего, так и "научного" характера поступали в различные инстанции и раньше, но с весны 1946 г. началось "генеральное наступление". Все делалось в быстром темпе, поскольку итог был предрешен заранее.

В апреле 1946 г. вышло Постановление Совета Министров СССР "О создании правительственной комиссии", которая должна была заниматься делами Главкислорода и Капицы. Ее состав комплектовался, естественно, в секрете от него. Просьба П. Л. Капицы от 20.05.1946 г. о включении в состав экспертной комиссии трех ведущих специалистов - М. П. Малкова, А. И. Мороза и И. П. Ишкина, "присутствие которых содействовало 6ы объективному выяснению существа вопроса", была оставлена без внимания, и уже 29.05.1946 г. заключение экспертной комиссии было готово и подписано.

Естественно, это заключение было полностью негативным, без полутонов. Не вдаваясь в научный анализ этого документа (он должен быть темой специальной работы для историков науки и техники), остановимся лишь на нескольких моментах, показывающих, как и из чего он изготавливался.

Предварительно нужно отметить, что два члена комиссии не согласились с его содержанием и выводами; каждый из них представил свое особое мнение. Это были акад. И. П. Бардин и доц. Л. Л. Глизманенко. Такой поступок был в то время очень рискованным и требовал большого мужества, особенно от Глизманенко, поскольку Бардин был в некоторой (правда, не такой уж большой) степени защищен своей мировой известностью.

В ответе на заключение комиссии Капица указал, не говоря уже о научных ошибках, на ряд прямых подтасовок. Рассматривая, например, сравнение показателей установки фирм "Гейландт" и своей, он выразил удивление "как могла экспертная комиссия оперировать этими данными в официальном заключении, заведомо зная, что этих данных просто не существует". Далее он показал простым расчетом, что "в собственных исходных материалах экспертной комиссии имеются фактические данные, которые опровергают принятые ею же показатели".

Далее Капица отмечает некорректность сопоставления различных вариантов техники, испытываемых в неидентичных условиях. Этот фокус часто используется при недобросовестных испытаниях (например, при сравнении двух тракторов - один ставят на тяжелую почву, а другой - на легкую). Именно такой способ сравнения был использован комиссией при оценке кислородной установки типа ТК-2000 (у нее был случайный компрессор, предназначенный для работы при других давлениях). В заключительной части ответа Капица указал на совершенно классический "финт" ученых экспертов. Стараясь доказать, что турбодетандер фирмы Линде не намного хуже аналогичной машины Капицы, они по данным, полученным немцами при работе на азоте, рассчитали показатели по диаграмме для воздуха (а это совсем не то). В результате такого нехитрого фокуса (Капица деликатно назвал его "ошибкой") удалось "дотянуть" КПД немецкой машины до 0,75 вместо действительного значения 0,6-0,66. Это все равно хуже, чем у турбодетандера Капицы (0,8-0,82), но все же!

Здесь Капица уже не выдержал официального тона и перешел на "открытый текст": "Если такие принципиальные ошибки делает студент, его прогоняют за безграмотность. Но если это делают эксперты Правительственной комиссии, по-видимому с желанием получить высший показатель, не имея для этого фактического материала, то я не знаю, как надо оценить их поступок".

П. Л. Капица, конечно, знал, как надо оценить и этот поступок, и все другие, но право делать выводы принадлежало не ему. И выводы, несмотря ни на что, были сделаны. П. Л. Капица Постановлением Совета Министров СССР, подписанным И. В. Сталиным, был снят не только с поста начальника Главкислорода, но и директора ИФП с мотивировкой: "За невыполнение решений Правительства о развитии кислородной промышленности в СССР, неиспользование существующей передовой техники в области кислорода за границей, а также неиспользование предложений советских специалистов".

АН СССР тоже показала, на что она способна: "…президиум Академии наук СССР считает, что проводившиеся в течение ряда лет институтом работы, под руководством акад. П. Л. Капицы, по созданию кислородных установок низкого давления не дали положительных результатов - продукт получался неудовлетворительной чистоты, коэффициент полезного действия установок был мал, не был использован опыт заграничной техники в области кислорода…"

Так был надолго выведен из числа действующих один из крупнейших физиков, инженеров и организаторов науки.

П. Л. Капица, оказавшись не у дел и перенеся сильную травму, долго не мог освоиться со своим новым положением. Не работать он не мог - это для него значило не жить. Он не мог как прирожденный экспериментатор "переключиться" на чисто теоретические исследования. Однако спустя несколько месяцев он организовал у себя на даче небольшую лабораторию -"избу физических проблем" и занялся в пределах возможного экспериментами в области гидродинамики и обработкой материалов прежних своих работ. Это, разумеется, было совсем не то: "изба" - не институт.

Но и здесь Капица получал новые удары. Особенно трудными были 1949 и 1950 гг. В июне 1949 г., его выселили из квартиры, которую семья занимала 13 лет; в январе 1950 г. он был освобожден от работы на физико-техническом факультете МГУ, где был заведующим кафедрой, "за отсутствием педагогической нагрузки". В действительности поводом для этого решения послужило то, что Капица не явился на торжественные заседания, посвященные 70-летию Сталина, ни в АН СССР, ни в университет. Несмотря на опалу, он "по чину" должен был на них присутствовать. Ректор МГУ проф. С. А. Христианович в письме на имя Капицы писал так: "...Согласитесь, что нельзя доверять воспитание научной молодежи лицу, которое демонстративно противопоставляет себя всему нашему народу".

П. Л. Капица понимал, что не он один был в таком положении - со многими было еще хуже, но это не могло его успокоить - скорее наоборот. Он переживал не только свои дела, но и вообще судьбу науки в стране.


Следующая страница: Реабилитация П. Л. Капицы и признание его идеи турбодетандера


    Главная   • Библиотека   • История холода   • Травля П.Л.Капицы  

  Испарение и конденсация Пленочное кипение Сверхтекучий гелий События и мероприятия
Библиотека Больцманиада Камерлинг-Оннес Криогениус
 
  © Криофизика.рф 2006-2019.
Молекулярно-кинетическая теория. Научные публикации.
Испарение и конденсация. Плёночное кипение. Сверхтекучий гелий.
о проекте
условия использования
контакты
карта сайта